reytsman (reytsman) wrote,
reytsman
reytsman

О свободе и СССР.

А в тюрьме сейчас ужин

Я не так давно понял почему хотение "обратно в СССР" такое повальное. Часть группы мне была понятна, "ступеньки ниже, девушки красивее". Но их вроде бы должно было становиться всё меньше, а их вроде как всё больше. Зачем им СССР? Закрытые границы, очереди на жильё, очереди на хлеб, очереди в детский садик, очередь в поликлинику. И только почитав allaall я вспомнил, где я это уже видел.

В старом советском фильме, это выражалось одной фразой "а в тюрьме сейчас ужин". В злобном Голивуде это было отображено в фильме "Побег из Шоушенка". Но идея одна, "лучше макароны, но точно в пять вечера, чем макароны с тушёнкой за которой нужно идти в магазин". Магазин может быть закрыт, магазин нужно выбирать, нужно выбирать тушёнку, а макароны в пять пусть без тушёнки, но гарантированны всем. Лучше сидеть в очереди в поликлинике, чем искать врача, лучше заплатить ЖЭКу чем делать ремонт самому, лучше иметь ровно один магазин и два сорта колбасы, лучше иметь всю жизнь одну работу чем искать другую самому. Человек привыкший к тому что все решают за него очень не любит ответственности решений, они его пугают. Человек за которого всё решают в яслях, потом в детском садике, потом в школе, потом в институте, а потом начальник на работе, не может не хотеть жить в СССР. Это его мечта, когда другие решают за тебя всё от начала и до конца.

Но первый раз я таки видел это у Довлатова, он очень чётко описывает невероятность и абсурдность таких процессов.

Обидно думать, что вся эта мерзость - порождение свободы. Потому что
свобода одинаково благосклонна и к дурному, и к хорошему. Под ее лучами
одинаково быстро расцветают и гладиолусы, и марихуана...
В этой связи я припоминаю одну невероятную лагерную историю.
Заключенный Чичеванов, грабитель и убийца, досиживал на особом режиме
последние сутки. Назавтра его должны были освободить. За плечами оставалось
двадцать лет срока.
Я сопровождал его в головной поселок. Мы ехали в автозаке с железным
кузовом. Чичеванов, согласно инструкции, помещался в тесной металлической
камере. В дверях ее было проделано отверстие. Заключенные называют это
приспособление: "Я его вижу, а он меня - нет". Я, согласно той же
инструкции, расположился в кузове у борта. В дороге мне показалось нелепым
так бдительно охранять Чичеванова. Ведь ему оставалось сидеть несколько
часов.
Я выпустил его из камеры. Мало того - затеял с ним приятельскую беседу.
Внезапно коварный зек оглушил меня рукояткой пистолета, (Как вы
догадываетесь - моего собственного пистолета). Затем он выпрыгнул на ходу и
бежал.
Шесть часов спустя его задержали в поселке Иоссер. Чичеванов успел
взломать продуктовый ларь и дико напиться. За побег и кражу ему добавили
четыре года...
Эта история буквально потрясла меня. Случившееся казалось невероятным,
противоестественным и даже трансцендентным явлением. Но капитан Прищепа,
старый лагерный офицер, мне все разъяснил. Он сказал:
- Чичеванов отсидел двадцать лет. Он привык. Тюрьма перестроила его
кровообращение, его дыхательный и вестибулярный аппарат. За воротами тюрьмы
ему было нечего делать.
Он дико боялся свободы и задохнулся, как рыба...
Tags: Довлатов, СССР, Социология, Хочу в СССР
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments