November 2nd, 2014

Default

Причины и реакции.

Почитал каменты, к моему репосту Тёминого поста. Часть народу решительно заявило, что Тёма мудак, это не смешно, и ничего хорошего в таких заявлениях нет.

Я в начале удивился... а потом до меня дошло, видимо не все знают, что Тёмино заявление (кроме матерной части) слово в слово повторяет, что было встречено с дичайшим восторгом и названо очень уместным и выдающимся событием на день ранее.

So let me be clear: I’m proud to be gay, and I consider being gay among the greatest gifts God has given me.
http://www.businessweek.com/articles/2014-10-30/tim-cook-im-proud-to-be-gay

Если перефразировать один из каментов: "какое громадное обтягчение для сотен калифорнийских мужиков, которые впредь в присутствии Тима Кука не смогут спокойно поднимать мыло"

Впрочем, последний срач в моём жж я выиграл с разгромным счётом. Девушка лесбиянка отфрендившая меня за высказывания, что Иерусалим, таки не совсем правильное место для гей-парадов и что если уж так сильно хочется, то Тель-Авив для этого подходит лучше. С тех пор вышла за муж за мужчину и родила ребёнка.

P.S. Как я всегда говорю про Чайковского "но любим мы его не за это".
Default

Бакртериологическое оружие.

Мы уже обсуждали, что в СССР было полно синагог, и для чего они использовались.

А давайте поговорим для чего в СССР использовались исследовательские институты.

Научно-производственное объединение «Вектор» создавалось в первую очередь как лаборатория для разработки наступательного биологического вооружения, которая была замаскирована под гражданский институт, рассказывает в книге «Мертвая рука» бывший спецкор и руководитель московского бюро The Washington Post Дэвид Хоффман (за эту книгу, посвященную холодной войне, он получил Пулитцеровскую премию).

Здания «Вектора» начали строить в середине 1970-х, а вскоре приступили к набору исследователей. Позвали в том числе только окончившего химический факультет Новосибирского государственного университета Сергея Попова. Попов стал младшим научным сотрудником «Вектора», а в 1978-м возглавил химическую лабораторию.

«Мы были совершенно наивны и не понимали, что происходит. Нас просто пригласили в новый институт, и все», — рассказывал Попов Хоффману. Позднее Попову сообщили: «Вы как заведующий лабораторией должны понимать, что помимо научных исследований нам нужно вести работу и по некоторым военным проектам, чтобы защитить страну». Ученому пришлось подписать документы о неразглашении — отказаться он уже не мог.

Сергей Попов изучал вирус оспы, а именно его применение в качестве бактериологического оружия; несмотря на то, что в 1972 году СССР подписал международную конвенцию о запрещении биологического и токсинного оружия (она прямо запрещала создание и производство средств бактериологической войны).


https://meduza.io/news/2014/10/31/drugogo-sposoba-lecheniya-net-i-seychas