April 13th, 2010

Default

Как ваш польский?

Я по польски особо не понимаю, но на выборка меня заинтересовала. В начале я дёрнулся на "Газета выборча" гуголовский хром любезно перевёл статью на английский из который я выяснил что по рекомендации Grzegorza Kułakowskiego пилоты из 36ого подразделения дали интервью журналистам, не называя имён. В статье говориться, что и приборы переключаются с метров на футы и обратно и лётчик летающий в Россию на русском самолёте с русскими приборами не может не говорить по русски. Более того также упоминается что поляки туда уже летали 7ого числа с премьер министром (причём разбившийся пилот был в том экипаже). Отзываются что аэропорт старый и военный, но ничего такого сверх сложного.

Не найдя в той статье Как отмечает издание, один из пилотов Ту-154 полковник Бартош Строиньский опроверг заявления о недостаточном знании русского языка капитана 36-го спецполка ВВС Польши Протасюка. По словам полковника, они вместе с погибшим летчиком вели самолет до Смоленска за три дня до катастрофы, когда на борту находился премьер-министр Польши Дональд Туск, передает "Интерфакс". Я полез на интерфакс, нашёл статью нашёл ссылку на польский оригинал, где опять таки польским по белому написано что Bartosz Stroiński не согласен с тем что Arek Protasiuk не есть владеть русским языка.

Единственное что интересно, это то что в первой статье написано (если я правильно понял), что у поляков если пилот нормально видит полосу, то он не обязан непрерывно отчитываться где он есть.

Почитав
- Почему? Мешал языковой барьер?

- Не исключено, что и по этой причине тоже. Руководитель группы руководства полетами сказал даже: "Понимание у нас с экипажем «фифти-фифти». Диспетчер говорил с пилотом по-русски, ему помогали остальные, подсказывали английские фразы. И было трудно разобраться, понял ли пилот, что ему говорят. Речевой барьер мешал пониманию. Я считаю, что это могло отразиться на исходе полета. Ну и, конечно, стечение обстоятельств.


из рассказа диспетчера - "Анатолий Муравьев, полковник в отставке, бывший начальник безопасности полетов ВА. В Смоленске работает с 3 ноября 2009 года. Сейчас авиационный диспетчер войсковой части. 10 апреля он был в группе диспетчеров, которые принимали на аэродроме «Северный» самолет с польской политической элитой."

Прочитав всё это в комсомолке, я мягко говоря несколько удивился.

Создаётся впечатление что диспетчеры таки что-то прошляпили и пытаются прикрыть собственную задницу, не обращая внимания что своим странным враньём порочат репутацию строителя вертикали власти, уже и так основательно потрёпанную разными полониевыми скандалами. Причём если первая часть интервью производит вполне нормальное впечатление, то чем дальше в лес тем толще партизаы.

Оказывается Комсомолка тоже удивилась и в конце статьи пишет ровно тоже что и польские газеты.
То есть ситуация как всегда куча очевидцев врущих как очевидцы, похоже этого Муравьёва даже в диспетчерской не было, но похоже части журналистов понравился именно его рассказ.